Внешнеэкономическая деятельность и внешняя торговля

Главная >> Книги

Шерьязданова К.Г.
СОВРЕМЕННЫЕ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ
Учебное пособие. – Астана: Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан, 2010. – 107 с.

Предыдущая

Глава 5. Центрально-азиатская интеграция: опыт и перспективы развития

5.1. Основные предпосылки интеграции в Центральной Азии

Значимость исследования данной проблемы связана с особенностями трансформационного периода, переживаемого государствами ЦАР, и сопряженных с этим процессов этнических, экономических, экологических и геополитических вопросов. Сложная этнотерриториальная структура расселения народов в регионе потенциально создает очаги для межгосударственных противоречий. Углубление интеграции видится одним из способов решения этого вопроса.

Весьма проблемным является неравномерное распределение гидроресурсов между странами ЦАР. Верховья, среднее и нижнее течения крупных водных резервуаров находятся на территориях разных государств.

Большие опасения вызывает гидроэкологическая ситуация вокруг Арала. Решение этой проблемы будет более эффективным в рамках интеграционной структуры.

Крупнейшие державы граничат с ЦАР. Геоэкономическая и геополитическая уязвимость региона предопределяет тенденцию нарастания политического и геоэкономического присутствия в нем интересов этих держав. К специфическим особенностям интеграционных тенденций в ЦАР относится отсутствие у всех стран региона свободного доступа к морским транспортным коммуникациям. Поликонфессиональность государств ЦАР подталкивает к соперничеству ряд мусульманских стран с целью расширения своего влияния на регион. Региональное сотрудничество в этой сфере может оказать стабилизирующее воздействие и ограничить потенциальные угрозы, исходящие от политически радикальных форм.

Эти региональные характеристики обусловливают значимость изучения геополитических детерминант интеграции. Успешное развитие интеграционных процессов в различных формах может стать важной составной частью стратегии стягивания и контроля геостратегического пространства.

Еще до дезинтеграции СССР делались попытки объединить государства в ЦАР. Так, в 1990 году главы пяти республик провели первую встречу в Алматы. В Ташкенте был подписан Протокол между пятью центрально-азиатскими государствами о создании общего рынка. Также были приняты обязательства по экономическому сотрудничеству, по координации экологической деятельности на Арале.

Экономика государств ЦА в течение полувека создавалась как составная часть единого союзного народнохозяйственного комплекса. Развал СССР, радикальное изменение условий хозяйствования, расширение комплекса проблем, которые государства могут решать только совместно, породили предпосылки развития в ЦАР конфликтного потенциала.

Определяющим фактором в развитии конфликта стала кризисная экономическая ситуация. Экономические реформы в странах ЦАР повлекли за собой спад в экономике и катастрофическое снижение уровня жизни населения. Если ранее в странах региона имелся довольно развитый индустриальный сектор, то теперь он был практически утрачен и его необходимо было восстанавливать на новом уровне.

Государства СНГ унаследовали от СССР ряд таких системных связей, которые объективно подталкивали их к воссозданию комплекса международных хозяйственных связей интеграционного типа. Речь идет о единой энергетической системе, единой системе транспорта, связей, телекоммуникаций, нефте- и газопроводов.

Подписание в 1994 году Договора о создании единого экономического пространства между Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном положило начало созданию интеграционного объединения в ЦАР. С 1998 года полноправным участником Договора стал Таджикистан. Договор предполагал свободное перемещение товаров, услуг, капиталов, рабочей силы и обеспечивал условия для проведения согласованной кредитной, бюджетной, налоговой, таможенной и валютной политики.

Согласно Договору был создан Межгосударственный Совет, в состав которого вошли президенты и премьер-министры стран-участниц, и его основные институты – Совет премьер-министров, Совет министров иностранных дел, Совет министров обороны и Исполнительный комитет. Тогда же было подписано Соглашение об учреждении Центрально-Азиатского банка сотрудничества и развития, капитал которого формируется долевыми взносами государств-участников.

Возник вопрос: действительно ли страны ЦА готовы к интеграции? Стала ли ЦА действительно единым регионом в том понимании, которое нужно для успеха интеграции?

По мнению западных политологов, проблема была вызвана неравенством сил в регионе: Узбекистан и Казахстан считают себя законными лидерами в регионе – Казахстан с точки зрения своего ключевого положения связующего звена между Азией и Европой, соседства и близких отношений с Россией; Узбекистан же основывается на том, что является государством с самым большим количеством населения и узбеки – самая многочисленная нация в регионе. Некоторые аналитики считают немаловажным то, что Узбекистан унаследовал основные исторические центры региона: Бухару, Самарканд, Хиву и имеет опыт регионального центра, утвержденного еще в СССР. Кроме того, Узбекистан и Казахстан имеют 19 и 15 млн населения соответственно, в то время как население других государств – в среднем по 5 млн.

Отсутствие регионального консенсуса породило вопрос о том, как это неравенство должно быть сбалансировано и учтено в коллективном руководящем органе, который принимает решения.

Важнейшими предпосылками интеграции в ЦАР являются:

- историческая, географическая, культурная и языковая общность народов, населяющих регион;

- невозможность решения ряда серьезных общих проблем исключительно на двусторонней основе. Речь идет о согласованном и рациональном использовании водно-энергетических ресурсов, а также коммуникационных систем региона, преодолении последствий экологических катастроф (прежде всего в районе Арала), обеспечении эффективной системы региональной безопасности, координации совместной деятельности по борьбе с наркобизнесом;

- самообеспеченность всеми видами энергетического, минерального и сельскохозяйственного сырья;

- существование производственных возможностей для создания конкурентоспособной продукции высокой степени готовности на основе кооперации и совместных инвестиций;

- наличие серьезного экспортного потенциала.

Первоначально в основе сотрудничества в рамках ЦАЭС лежал так называемый проектный подход. Была разработана Программа экономической интеграции государств-участников до 2000 года, которая предполагала реализацию свыше 50-ти совместных проектов в самых различных отраслях.          В этой связи актуальность получила инициатива Президента РК о специальной Программе для экономик ЦАР (СПЕКА), которая преследовала две главные цели: дальнейшее укрепление экономических связей между государствами региона и экономическую интеграцию центрально-азиатских стран с Европой и Азией. Программа включала в себя следующие приоритеты: транспортная инфраструктура, рациональное использование водно-энергетических ресурсов, привлечение иностранных инвестиций и многовариантные пути доставки углеводородного сырья на мировые рынки.

Существуют определенные проблемы на пути интеграционного процесса. Во-первых, объем торгово-экономического сотрудничества между государствами ЦАР значительно ниже, чем у каждого из них с партнерами вне региона. Во-вторых, сложившаяся в советский период структура экономики центрально-азиатских республик носит преимущественно сырьевой характер. Отсюда слабо выраженная взаимодополняемость экономик, что не способствует интеграции. В-третьих, экономическая и технологическая отсталость и острый дефицит финансовых ресурсов вынуждает центрально-азиатские государства делать ставку в своем развитии на развитые страны, но не друг на друга. В-четвертых, внутрирегиональной интеграции государств ЦАР препятствуют имеющиеся различия во внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии. Кроме того, углублению интеграционного процесса в ЦАР мешают принципиальные различия в стратегии экономического развития, направлениях и темпах перехода от плановой экономики к рыночной, а также существенные расхождения в валютной, налоговой и таможенной политике. Дает о себе знать и конкуренция между самими центрально-азиатскими государствами во многих сферах, в том числе и в борьбе за привлечение иностранных инвестиций.

Острота внутренних экономических проблем в государствах ЦАР (спад производства, аграрный кризис, безработица, неустойчивость национальных валют), способствуют не интеграции, а, напротив, обособлению.

Далее, крупномасштабное проникновение иностранного капитала в экономику государств ЦАР может оказывать сдерживающее воздействие на процесс внутрирегиональной интеграции, особенно в том случае, когда предприятия и даже целые отрасли попадают под полный контроль или переходят в собственность иностранных владельцев.

Интеграционный процесс в ЦАР может быть поставлен под угрозу в случае возникновения и обострения внутрирегиональных межгосударственных и межэтнических конфликтов. Особенно высока вероятность конфликтов из-за остродефицитных в регионе водных ресурсов.

До сих пор не отрегулированы механизмы реализации соглашений, нет координации таможенной, кредитной, налоговой и бюджетной политики. Не создана законодательная база. Республики продолжают сталкиваться с экономическими трудностями, государства не определяют региональные отношения как приоритетные. Для усиления интеграции необходимо активизировать не только диалоги руководителей высшего уровня, но и взаимоотношения на всех уровнях, особенно в среднем и малом предпринимательстве.

За исключением общих угроз, которые сегодня превратились в самый мощный фактор активизации интеграционных процессов в ЦАР, все остальное находится либо в зачаточном состоянии, либо за рамками процесса интеграции. Причиной этого, по мнению ряда западных ученых, являются объективные обстоятельства и противоречия, существующие между государствами региона:

- проблема территорий, водных, энергетических ресурсов;

- проблема лидерства в ЦА и взаимоотношений между руководителями государств;

- различие в подходах к реформированию экономики и представлениях о путях и степени интеграции как в рамках ЦАР, так и СНГ в целом;

- проблема внутриполитической и социально-экономической стабильности в государствах региона и связанная с ней проблема «исламской угрозы»;

- фактическое разрушение региональной системы коллективной безопасности, разновекторность внешнеполитических предпочтений государств региона;

- недопонимание лидерами государств необходимости объединения;

- эффективность и реализуемость подписанных соглашений находится на крайне низком уровне;

- наблюдается экономическое давление государств друг на друга в виде одностороннего прекращения поставок тех или иных товаров, чего не должно быть в рамках одного союза;

- нет единого политического, экономического, информационного пространства.

Немаловажными в осуществлении интеграционных процессов являются сопоставимые темпы политических и экономических реформ и методы их осуществления и наличие единой модели развития. В истории нет примера, когда в рамках одного союза успешно сосуществовали государства с разными моделями развития. В рамках ЦАР практически существуют два полюса – Казахстан и Кыргызстан с ориентацией на либеральные ценности и Узбекистан и Таджикистан, для которых эти ценности еще неприемлемы. Наличие таких полюсов вряд ли способно обеспечить эффективную интеграцию.

Государства ЦАР находятся на стадии формирования государственности. С точки зрения современной политологии, по мнению ученых, не всякое национальное или этническое образование с единой территорией, внешними границами и единой административной властью может быть названо государством. Государство должно становиться, выработать эффективные формы функционирования административных органов, бюрократического аппарата, создать единое социокультурное пространство и добиться общегражданской самоидентификации, выработать у населения единое правовое сознание. В государствах ЦАР присутствует патриархальная социальная организация, социокультурное пространство, разделенное по признакам клановости, землячества; отсутствует общегражданская самоидентификация, единое правовое сознание, политические отношения носят авторитарный характер. Такое состояние государств выступает главным тормозом интеграционных процессов в регионе, оно сводит на нет эффективность принятых решений, поскольку пока сам субъект интеграции – государство – пребывает в стадии формирования, интеграционный союз совершенным быть не может.

Можно предположить, что достигнутый ныне уровень интеграции в рамках ЦАР, по всей видимости, есть тот максимум, которого можно добиться при существующих политических моделях развития в государствах региона. Дальнейшее качественное углубление интеграции, как показывает опыт ЕС, станет возможным только в условиях максимальной открытости общества, либерализации политической и экономической систем государств. Все это и явилось теми «камнями преткновения», на которые наталкивались любые интеграционные инициативы. Это привело к активизации дезинтеграционных процессов и вынудило с большой долей скептицизма говорить о перспективах центрально-азиатской интеграции.

Перспективы интеграции все же имеются. Во-первых, у всех государств ЦАР нет выхода к Мировому океану и удовлетворительной сети коммуникаций, что обусловливает примерно равную меру заинтересованности в создании транспортной сети, связывающей ЦАР с соседями.

Во-вторых, в рамках СССР сложилась целостная цивилизационная система, внутренние связи которой, несмотря на крушение политических границ и официальных идеологических установок, продолжают оказывать существенное влияние на различные стороны жизни новых независимых государств.

Нарастание напряженности в регионе вызывается как внутренними, так и внешними факторами. Внутренние – это прежде всего «семейно-клановый» характер власти, низкий жизненный уровень, массовая безработица. Растет недовольство среди элит – как политической, утратившей возможность влиять на принятие государственных решений, так и деловой, которая столкнулась с серьезными препятствиями в своей предпринимательской деятельности.

Общим для всех стран ЦАР являются недоразвитость политической и отсутствие эффективной партийной структуры, проблемы в сфере реализации прав человека, высокая степень коррупции во властных организациях. Все это создает условия для социальных взрывов, грозящих в случае активной поддержки извне перерасти в революционную ситуацию.

Существуют и конфликтные очаги внутри региона. С запада – северокавказский узел, характеризующийся не только конфликтом в Чечне, но и многочисленными точками потенциальной нестабильности. К югу от региона лежат области периодически вспыхивающих конфликтов (Курдистан, Афганистан, Кашмир), индо-пакистанские и индо-китайские противоречия, потенциально конфликтными зонами являются Синьцзян и Ферганская долина. При определенных условиях в каждом из этих районов могут вспыхнуть вооруженные столкновения. Кроме того, любая дестабилизация на этнической почве в ЦАР может получить отклик в соседнем государстве.

К внешним факторам относится деятельность исламских экстремистов из Саудовской Аравии, Турции, ОАЭ, Ирана. Сюда же можно отнести действия крупнейших транснациональных компаний по захвату местных сырьевых богатств и находящееся в непосредственной связи с этим прямое вмешательство новых игроков: США, ЕС, Китая, Турции. Кроме того, государства ЦАР по-прежнему используются как основной транзитный коридор доставки наркотиков из Афганистана в Европу.

Внутренние потребности государств ЦАР в энергоносителях значительно меньше, а большая часть соседних государств не имеет их или обеспечена ими в минимальном количестве. Вследствие этого возрастает международное значение ЦАР как региона, играющего важную роль в обеспечении энергетической безопасности различных стран мира.

ЦАР обладает хорошим транзитно-транспортным потенциалом, находится на перекрестке важнейших сухопутных и речных торговых путей. Такое географическое положение в определенной степени компенсирует отсутствие выходов к морю. Экономические выгоды от транзитной торговли могут скомпенсировать возможные издержки по обеспечению безопасности международной торговли.

Предыдущая


Copyright © 2007-2017, ИнтерСервис.Инфо